Эрвин Тома

Нашел очень близкого по идеологии и мировидению человека в это Австрии Эрвин Тома.

Автор: Георгий Афанасьев

В своих лекциях довольно часто я использую несколько найденных приемов и утверждений, которые как мне кажется удачно раскрывают принципы «Живых систем». И тут нашел очень близкого по идеологии и мировидению человека в это Австрии Эрвин Тома. А у него целый ряд примеров и положений, которые считал «своими». Вот уж действительно мир мышления и знания общий и в нем мы лишь арендуем знанивые конструкции на время своей деятельности.

Эрвин Тома (Erwin Thoma)

Хочу и ваше внимание привлечь не только к стилю размышления, но и к деятельности Эрвина Тома, так как он последовательно в своей работе используем знания и осуществляет принципы,  о которых публично говорит. Такое совпадение слова и дела, к  сожалению редкость.

Есть русскоязычный перевод его 1,5 часового доклада «Тайный язык деревьев». Ссылка в конце моего текста.  Еще один комментарий, для людей с сформированным естественно научным мировоззрением терминология «язык деревьев» «Лунное дерево» может вызывать отторжение на уровне самих терминов, которые часто являются маркерами ненаучного и мракобесного. Но я уверен, что ознакомившись с тем, что делает этот человек, вы отнесете все эти термины просто на сложившийся стиль его коммуникации.

Что же он делает?  В первых, создает строительный материал на 100% состоящий из дерева. И это несущие конструкции для многоэтажных зданий.

Робот вбивает шконты

Насколько он радикально относится к своей технологии можно судить по тому, что все детали многослойной конструкции из цельных деревянных досок соединены между собой без помощи клея. Используются специальные деревянные шконты, которые вставляются в просверленные отверстия и диаметр подбирается так, что бы возникало сверхплотное соединение. Для смазки при вбивании (вдавливании) шконтов используется вода, творожная сыворотка и известь.

Так же для обработки дерева не используются никакие химические пропитки от плесеней, грибков или насекомых древоточцев. Как такое возможно? Более подробно нужно смотреть тех  девяти книгах написанных Эрвином Тома, 5 из которых стали бестселлерами. Но если коротко, как я понял его —  заготовка деревьев ведется в период полной остановки (или минимально возможного) сокодвижения. Выбирают такой период, когда в живом дереве минимальное содержание влаги.

Это зимний период и внутри зимы так же выбирается определенное временное окно, когда это можно делать. Кроме того деревья в коре и с ветвями оставляют до весны на делянке. Это объясняется тем, что ветви еще на себе заберут влагу при первом потеплении и работы по сушке  дерева начнутся еще в лесу.

Во,  вторых Эрвин Тома строит энергоавтономные здания из своего материала состоящего на 100 процентов из дерева.  Вот что он сам об этом говорит

«Мы  построили первые дома, которые энергетически автономны. Я каждому, кто хочет, построю дом, который топится и охлаждается сам весь год, никогда не холоднее 18 и не теплее 25 градусов, без печки, только посредством солнца, которое светит на дом, и дерева, которое аккумулирует тепло. Древесина аккумулирует тепло больше, чем на месяц. Мы исследовали то, что даёт природа. Это работает!»

Я не знаю, насколько такое предложение о строительстве адекватно для Российского климата и не смог пока изучить построенные Эрвином Тома в Европе подобные здания. (Я просто не знаю, насколько посещенные мною проекты солнечного архитектора Рольфа Диша из Фрайбурга и его работы связаны с Эрвином). Если кто владеет таким зданием в России  или знает владельца – сообщите мне – с интересом ознакомлюсь.

© www.method-estate.com Копирование материалов блога возможно только при наличии активной ссылки на страницу блога с оригинальной записью  

Связанные записи:

·       Автономный дом

·        Солнечные здания

·       Как заглянуть внутрь дерева?


Ссылки то теме:

·        https://www.kla.tv  (Доклад Тома) Или https://www.youtube.com/watch?v=MFvBIyDXjTw

·        https://www.kla.tv/index.php?a=showlanguage&lang=ru&id=13114)

·        https://www.youtube.com/watch?v=0wgrQ_54Akk   Эрвин Тома: Дерево – это материал будущего [Голос Германии]


Дополнительная информация:


Словарь:

  • Erwin Thoma
  • Эрвин Тома
  • Лунное дерево
  • Анти Цензурная коалиция

Доклад Эрвина Тома www.kla.tv/13114  01.10.2018

Цитаты из Доклада Эрвина Тома «Тайный язык деревьев»

Когда разбираешься с деревьями, то можешь делать что угодно, но ты неизбежно придёшь к глубоким тайнам жизни.

Деревья – это самое древнее создание здесь на земле, в сто раз дольше на земле, чем люди, около 500 миллионов лет, и мы вчера видели такие красивые деревья, ели. Три четверти метра в диаметре, 40 метров высоты, она имеет массу в десять тонн. Откуда эти 10 тонн? Это же было совсем маленькое семя, а теперь вдруг такие десять тонн стоят. Откуда появилась эта материя, что это такое, это дерево, эта фигура? На уроках биологии в гимназии, когда я ходил в школу, профессор нам говорил: деревья растут, потому что они берут вещества из почвы, и мы всегда думали, что дерево – это перевоплощённая почва. Но это как-то не сходится: если эти десять тонн вытащить из земли, то должна остаться большая яма, но там нет ямы. То есть я могу вам точно сказать, в такой вот ели, в такой материи этой ели, только 0,5% из почвы, а всё остальное – воздух и немножко перевоплощённой воды.  Каждое дерево – это воздух, который материализуется перед нашими глазами, который становится материей.

Когда у дерева есть углерод и водород, образуется соединение углеводорода с очень маленьким содержанием сопутствующих элементов. И эти сопутствующие элементы не влияют на массу, но они имеют необычайно важную функцию – они дают молекулам их назначение: формировать определённые клетки, чтобы создалась кора, лист, древесина или ещё что-то.

Я дам вам впечатляющий пример, как мы неразрывно связаны с природой и творением. Я рассказывал, что чудесное средство или вещество, которое даёт развиться лесу – это хлорофилл. Это зеленые клеточки. Если вы рассмотрите молекулы хлорофилла под микроскопом, то увидите структуру, она просто великолепна! Её можно сравнить с кристаллом снега, это чудесная геометрическая структура с углеродом-водородом, и вокруг него есть кольцо из атомов азота, а внутри, в центре, чудесно, одна-единственная точка магния, один атом. И в отношении общей массы этого магния так мало, как, если бы на стол положили крупинку соли, это очень мало, но тем не менее, он в центре и имеет значение. Если сейчас сделать эксперимент, мы осознали бы, что хлорофилл очень важен, без него нас не существовало бы. Вся органическая жизнь возникла из хлорофилла, он близок к тайне творения, говоря научным языком. Если я теперь из центра выхвачу магний и вместо него поставлю туда железо, тогда в общей массе ничего не изменилось, это так мало, этим почти можно пренебречь. Но, коль скоро туда положу железо, вместо магния, вся структура становится красной – и у меня уже не хлорофилл, а гемоглобин. Наша кровь. Представляете, всё так похоже, так родственно, так мы близки деревьям.

Деревце, которое начинает свою жизнь, с первого момента уже знает, что ему делать на этой земле, и оно знает это всю жизнь. Это, в моих глазах, самая большая разница по отношению к нам, людям. Такое дерево знает: «Я должно расти вверх, и мне нужно расширить мои руки, то есть ветви, крону, чтобы солнце могло сиять на меня, тогда я могу выполнить все мои задачи. Мне нужен свет солнца. Мне нужен свет, мне нужен воздух». И это им нужно в первую очередь. Сначала идёт борьба за существование. В природе так много расточительства, столько семян, все растут вверх. Есть ещё теоретики либерально-рыночной экономики. Они говорят: да, рынок всё решает, потому что в природе всё решает именно конкуренция! Это фатальная ошибка, которая ведёт нас к ложному развитию в экономике, потому что в лесу есть конкуренция, но только очень короткая, есть короткий бег. И когда деревья вверху, тогда больше никто и не думает расширять свою власть. Точка, где кончается всякая конкуренция – это там, где застрахована жизнь каждого дерева. Когда дерево выросло, оно знает до глубоких клеток, что нам лучше, если мы живём, как братья. Лес знает: придут ураганы, засуха, молния, лесной пожар, придёт жук-древоточец, будет столько вызовов. Мы сможем это выдержать, только если будем по-братски стоять вместе, как можно лучше. И это означает, что природа не ведёт нас в конкуренцию, это лишь иллюзия. Тот, кто так говорит, либо ничего не знает о жизни, либо преследует какие-то интересы, это неправда.

Это просто неправда, несостоятельно. Жизнь – это организация, это так. Органическое тело требует организации изнутри и снаружи. Организация функционирует только тогда, когда есть поток информации, коммуникации.

 Мы уже слышали, ему нужны вода, воздух и 0,5% сопутствующих элементов. Именно эти элементы управления. Где оно их получает? Они находятся в почвенном комплексе. Корень, это не какой-то там шахтёр, который всё возьмёт из земли, нет, корень ничего не может извлечь сам. Ничего, ни одного-единственного атома. Корню нужен элемент, который примет заказ, возьмёт это из земли и принесёт к нему то, в чём нуждается дерево. Корню нужен некто, кто совершает эту работу, и этим «некто» являются микроорганизмы. Чтоб мы это понимали: в одной чайной ложке лесной земли живёт до десяти миллионов микроорганизмов. А микроорганизмы делают ничто иное, как всю свою жизнь переносят именно сопутствующий материал. Сегодня ему нужен калий, завтра – магний, потому что производится хлорофилл, послезавтра – железо, марганец и прочее, всё это они вытаскивают из земли и приносят к окончанию корня. И я спрашиваю: они что, ненормальные? Всю жизнь работают ни за что? Вы бы это сделали? Не заботьтесь, нет, они делают это не бесплатно. Микроорганизмы богато вознаграждены за этот труд. Они все наркозависимы, по сути. Они получают от дерева то, чего нигде больше нет, в этой глубине темноты земли. И есть простая формула, ради чего они работают. Это C12H22O11 – углерод, водород и кислород. Это то, что там вверху есть у дерева. И если кто знает химию, – это сахар.

В биологии есть очень интересные исследования. Если я иду в лес, у меня с собой топор, я маркирую дерево, делаю зарубку, чтобы его потом могли спилить. Я делаю рану в стволе. Дерево это чувствует и тогда происходит нечто интересное: за несколько минут, прямо посреди лета, в периоде роста, дерево останавливает свой рост. Оно получает сигнал: здесь рана, туда могут вторгнуться грибки, бактерии, которые могут меня поразить, может быть, гнилью, и сразу вверху прекращается рост. Прекращается производство клеток, и вся сила идёт на заживление раны. И через десять минут миллиарды подземных жителей знают, что дереву, там вверху, надо что-то другое, и несут из гумуса нужные элементы к концам корней.

Если на горном склоне первое дерево говорит: «У меня заканчивается вода, очень сухо, опасно для жизни, водяные резервы кончаются», тогда оно даёт сигнал всем другим. И как только приходит информация, коллективно, на всём этом склоне горы, деревья вдруг замедляют рост на 25 или 30%, закрывают все свои открытые клетки и совместно снижют деятельность. И тогда включается мониторинг, уже 10 заявляют, что недостаток воды, тогда снижают ещё больше рост, вплоть до 0%. В этой ситуации есть деревья, где ещё есть вода, которые могли бы сказать: теперь я могу проскочить вверх! Нет, они этого не делают, они смотрят, как им совместно справиться с проблемой.

Как это функционирует, эта взаимосвязь во время засухи и т. д.? Вы не знаете? – ясное дело – через интернет! Да, вы смеётесь. Интернет – это изобретение леса, к каждому дереву под землёй протекают каналы из грибков, и к каждому дереву относится около сорока-пятидесяти километров мельчайших грибковых связей. Лесная почва пронизана бессчётным количеством невидимых для нас грибковых нитей.  И как наше тело через наши нервные клетки передаёт электрические сигналы, так деревья могут посылать через эти грибковые сети биохимические импульсы от дерева к дереву. Функционирует это не так быстро, как электрическая связь, не за милисекунды, может, нужно несколько минут, но для леса это роли не играет, это достаточно быстро. Это интернет леса, так они коммуницируют, понимают друг друга биохимически через систему грибков.

И через молекулы запаха они общаются друг с другом. Посредством молекул запаха они говорят и с другими представителями животного мира. Если приходит древесный жук, дерево сразу посылает ферменты запаха ко всем птицам, которые охотно жука едят, чтобы птицы знали, что здесь его концентрация, не нужно напрягаться в поисках. Они могут набить себе живот, а дерево освобождается от жука. Это экологическое равновесие.

Попытки накопить власть — это всего лишь отчаянные попытки жалких людей. Я просто сочувствую им, это отчаяние. И если я, как предприниматель, смотрю в экономику, я только головой качаю.

Однажды, пришли двое мужчин ко мне и сказали: мы делаем скрипки и мы слышали, что вверху, в горах, древние мастера скрипок добывали подходящую древесину, можешь ли ты нам помочь в этом? Я подумал: звучит интересно, пойдём, посмотрим. И мы пошли вверх, по пути они объяснили, что для производства скрипки требуется дерево, которое очень ровно росло, с мелкой структурой. И ещё особенность — у таких деревьев присутствует интересная мутация, они имеют немного волнистую структуру древесины и встречаются крайне редко. Когда мы пришли наверх, то там, в лесу, эти двое били по стволам деревьев и слушали. Мне этот звук казался всегда одинаковым: тук, тук, тук. Я заскучал и отошел в сторону, но, через некоторое время вернувшись назад, застал их возбуждёнными: «Мы нашли дерево, оно, возможно, подходящее». Спустившись вниз, где стоял мой старый Фольксваген, я взял пилу, топор и клинья, поднялся наверх и спилил дерево. Оно было уже очень старое, его всё равно пора было пилить, так всё сошлось. И вот его крона задрожала, склонилась, и дерево упало. Этот момент, когда ты, маленький человек с рокочущей пилой, валишь такого исполина, — для меня это момент внутренней тишины. Я стёр пот со лба и подумал: вау! А эти двое упали на колени и стали рассматривать кольца на пне, потому что кольца — это дневник, в котором записана вся жизнь дерева. Там ты видишь всё, что оно пережило. Ты видишь, как оно ещё маленьким не получало достаточно света, потому что отец был слишком велик и не дал расти малышу. Они там едва выживают, не имея шанса. Поэтому так важно, чтобы старые ушли, наконец. И только когда большой уйдёт прочь, возникает шанс для маленького. Это природный процесс. Или был голод, засуха, оползень, — чтоб там ни было, это всё видно на пеньке. И все эти негативные явления отражаются на древесине, вызывая в ней напряжённость. А наше дерево было идеальное, с волнистым волокном. Мужчины были в восторге, а я подумал: откуда они это знали? Я продал им эту древесину, и они были счастливы. Потом всё это как-то забылось, ведь моё дело было продавать, продавать индустрии по 1000 кубометров, а этот случай был просто небольшим приключением. Год спустя, раздался стук в мою дверь. На пороге стояли эти двое. Я их узнал и говорю: если вы ещё хотите искать древесину, идите сами, я потом подойду. Но они сказали: «Нет, мы пришли поблагодарить тебя за тот ствол, он оказался идеальным. Нам сказали 10 лет нужно хранить дерево, 10 лет, чтобы сделать скрипку». Но они смогли столько моделей вырезать из этой древесины, что через год уже сделали одну скрипку. Они не могли поверить своему счастью. И так как в то время ещё не было факса или чего-то подобного, они проехали 1000 километров ко мне. Эти скрипачи сказали: «Мы решили сделать для вас концерт благодарности». Они вытащили из машины скрипки, я забежал в дом, – жену, детей, собаку – всех вывел на улицу, и скрипачи начали играть. Я думал: вот это да! Я всегда один в лесу: летом, зимой, слышно столько голосов. Каждый день по-разному, — только влажность воздуха меняется, дождь, ветер, мороз, снег, таяние, — всегда по-новому в лесу. Но слышать голос из этого дерева, которое я сам свалил, — я бы подумать не мог об этом. Они играли прямо в лесу. Я размышлял: это был другой мир! Затем мы пригласили их в дом, и они объяснили, что скрипка — это ни что иное, как полкилограмма дерева. Но оно приведено в лучшую форму со всей любовью, со всем опытом, со всем знанием мастера, которое столетиями накапливали люди. Я всё время думал: если бы они не пришли, я спилил бы это чудесное дерево, разрезал и отправил бы в виде досок. Оно не представляло бы никакой ценности. Когда они об этом услышали, то засмеялись и сказали: «Да, в нашем бизнесе производство требует необычайных затрат». Если подумать, то скрипка Страдивари, или других известных мастеров, сегодня стоит в 100 раз дороже золота, равного весу её древесины. Я думал, быть такого не может! Я посылаю целые деревья для изготовления ДСП-плит! Мне казалось, я живу во времена, где всё стало лучше. И тогда я начал сомневаться в том, что мы тут творим.

Дед убедил меня срубить первую партию деревьев в лунное время. Зимой, в глубоком снегу, мы рубили деревья. Я на каждый ствол писал букву «Т», фамилию Тома, чтобы на пилораме разобрались, что это мои стволы. Мы сложили стволы в горах, и дедушка сказал: луна теперь меняет свою фазу, и мы больше не рубим ничего. Некоторые лесники говорили: да, да, старик прав, а другие только смеялись. Весной, в мае, наши стволы всё ещё лежали в горах. Я контролировал всё, но рабочие после моего «Стоп» пилили дальше, и этот лес получил другой человек, он его сложил там же, на 50 метров дальше. Весной пришел жук-древоточец и напал исключительно на древесину соседа, а мои деревья лежали нетронутые. Я стоял на горе и думал: я здравомыслящий человек, и у жука нет плацебо. Жук должен был напасть на обе кучи стволов, но он этого не делал. Тогда я сказал: «Да, дедушка, ты знаешь вещи, о которых я понятия не имею». Я смирился и сказал: «Дедушка, я бы в это не поверил», на что он ответил: «Ты будешь удивляться, на эти деревья и грибок не пойдёт». И потом добавил: «Это дерево будет столетиями в застройке где-то, и не нужно будет пользоваться никакими пестицидами или пропитками». И тогда до меня дошло, какое сокровище я получил от моего деда.

(Когда ему предложили написать книгу о лунном дереве) Ты выжил благодаря тому, что имеешь специальные знания от дедушки, это ноу-хау, которое никто не имеет. Храни это, защищай, положи в сейф, а не в книгу! Ты что, безумец об этом книгу писать? Никому не говори об этом». Я думаю: да, он прав, что мне делать? Я был в неуверенности, и уехал, размышляя, что же мне делать? Сел под деревом и размышлял: «что ты тут делаешь, дерево, что ты такое успешное?». Да, это оно!!! Знаете, какое дерево самое успешное? Самое успешное дерево то, которое из своих знаний, из своих сокровищ отдаёт больше всех! А проигрывает тот, кто тащит свои сокровища к себе (бурные аплодисменты). Спасибо, спасибо! Помните историю с сахаром? Сахар – это золото леса, за сахар ты получишь всё. Для тебя открываются все двери, если у тебя есть сахар. Дерево, которое отдаёт больше сахара, получает всё.

Первое, что было… книга пошла. Знаете, это было написано совершенно неучем, но книга пошла, это был бестселлер с первого момента, прямо с ходу сто тысяч продали.

Невероятные цифры! Потом я получил лавину всяких писем и обратных отзывов отовсюду: от лесничих, мастеров по дереву, столяров и плотников,

Первое, что мы сделали, это механически соединённые стены из дерева, провели пожарное испытание. В начале девяностых лучшие противопожарные образцы деревянных конструкций тридцать минут противостояли огню в лаборатории, то есть получили сертификацию F30. Но при первом большом противопожарном испытании наших толстых стен и потолков через два часа кончились запасы топлива в горелке (смех в зале). Затем они повторили тест и мы первые в мире получили сертификат F180, то есть три часа стена подвергалась огню! За эти три часа уже можно закончить эвакуацию! Железобетон такого не выдержит, через час железо нагревается и строение рушится. Такого результата мы достигли благодаря дереву.

Мы  построили первые дома, которые энергетически автономны. Я каждому, кто хочет, построю дом, который топится и охлаждается сам весь год, никогда не холоднее 18 и не теплее 25 градусов, без печки, только посредством солнца, которое светит на дом, и дерева, которое аккумулирует тепло. Древесина аккумулирует тепло больше, чем на месяц. Мы исследовали то, что даёт природа. Это работает!

На самых больших фабриках, где у нас больше всего затрат энергии, они возле Фрайбурга, севернее Базеля, – там у нас всё работает на солнечной энергии, всё от солнца, которое светит на крышу, и от этой энергии работают все машины. Каждый дом, который построен нашей фабрикой, если его надо убрать — хотя он может стоять пятьсот лет — его разбирают, ничего не выбрасывают. Можно разобрать стены, робот разбирает доски по отдельности, и мы можем всё использовать ещё раз.

Запись опубликована в рубрике Общий дизайн. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий