Мир живых систем


Современная ситуация связана с рядом проблем: глобальных климатических изменений, несправедливого распределения богатств, появлению новых инфекционных болезней и устойчивых к антибиотикам бактерий, запроса на массовую уникальность, осмысленную и счастливую жизнь для каждого. Но параллельно все чаще возникает интерес к тому, чем вызваны сами эти проблемы? Можно ли найти пути их разрешения, используя то самое мышление и представления о мире, которые к этим проблемам привели?

При этом проводятся локальные испытания другого взгляда на устройство мира, который можно назвать словосочетанием «Мир живых систем». Поговорим, о том как его видеть, обживаться в нем и, может быть, даже проектировать.

Для проектирования необходимо определить сам объект проектирования, что бы создавая живые системы не получить, то, чем они точно не являются, что бы не называть живыми системи промышленную биотехнологию, новые цеха с растениями и животными на гидропонике и физрастворах, выращивание и печать тканей и органов.

Что же является существенными характеристиками живой системы, отличающими ее от любой другой? В русской школе мысли живые системы связаны с понятием «живого вещества», биоценоза и с введением представления об общей жизни для организмов, которые находятся на одной территории. Биоценоз — это общая жизнь. Легче произнести «общая жизнь», чем принять это и сделать основанием для планов и проектов. Поскольку вопрос этот онтологический, то как только к нему подступает человек, в силу сложности – происходит типичное действие – «опрощение» и сведение к «смеховой культуре». Это смех от страха. От принятия не такого представления о мире где человек в белых одеждах живет в среде, в окружении других организмов (экологические представления), а представления об антропобиоценозе, где нет никакого окружения, и основу составляют процессы движения вещества, энергии и в каждый момент эти процессы «пронизывают» и человека и еще сотни других организмов.

Что можно назвать единицей проектирования живых систем, биоценозов, антропобиоценозов? Наиболее распространенное заблуждение состоит в том, что единица биоценоза — это живой организм. Как только делается такое предположение, теряется суть живой системы. Единицей проектирования, единицей живой системы является не индивидуальный организм и не вид живых организмов. Эта идея привлечена сюда случайным образом.

Сделаем одно отсупление, что бы продемонстрировать существенное отличие природы живых систем от природы привычных и обыденных уже оъектов управления. Важная для меня тема — это рассмотрение особой «экономики живых систем», основанная на трех принципах, из которых сейчас я бы хотел выделить один. Принцип 3 Экономики живых систем: к концу цикла основные средства производства в живой системе умножаются. Это связанно с присущим живым организмам свойством размножения. Чаще всего происходит удвоение, но иногда коэффициент размножения х50, х1000 и более. Именно об этом говорил Вернадский – указывая на особую роль «живого вещества», в том числе даже в геологическом построении самой Земли. Именно об этом говорил Кене, когда различал «производительный» и «безплодный» класс, но не был понят, а отчасти и был осмеян со своими «физиократическими» идеями.

Этот эффект недоступен для технических систем. Я иногда оставлял на поле два трактора, но могу точно свидетельствовать, что к утру там не было маленького трактора рядом с ними.
И разница не столько в том, что одни объекты «биологические», а вторые «технические». Важнее то, что принципы «технической» организации составляют основу всего, что проектирует сегодня человек и чем он управляет. В том числе и сущностями, состоящими из «биологических» объектов: лесным делом, сельским хозяйством, парками и городским озеленением, все эти области организованны и управляются «технически», с опорой на доступные способы мышления и принятия решений. Тут напомним, что именно это мышление и система взглядов на мир создали глобальные проблемы, которые сейчас кажутся неразрешимыми.

Вернемся к ключевым отличиям живой системы. Живая система это устойчиво соединенные между собой процессы порождения, распределения и редукции живого вещества.
Все промышленные биотехнологии — это анти-живые системы, так как там проводится специальная работа по деструкции связей между процессами порождения и редукции.
Вообще стоит отметить, что процесс утилизации, наименее проработанный в современной культуре и органиации жизни. И с этим связанно так много глобальных проблем, наиболее заметных нам по последствиям и влиянию на здоровье и жизнь самого человека. Причем отсуствие хорошей организации этапа «редукция» проявляется на всех уровнях, можно заметить, что нет принятого механизма закрытия организаций. К примеру, только в уставе одной известной организации описаны условия прекращения ее деятельности, это организация Римский клуб. Все остальные создаются как бы на века, хотя и существуют часто всего несколько лет.

Итак, единица проектирования это воспроизводимо связаннные между собой процессы порождения, распределения и редукции. В живой системе должен быть процесс перехода границы живого и неживого, процесс создания нового живого вещества. По распространенному представлению, создавать органику может небольшая группа организмов, способных захватывать солнечный свет. Однако это представление уже как 100 лет неполное, с момента открытия хемосинтеза или «автотрофной живой системы 2-го рода», совершенным нашим соотечественником Виноградским, которого знают лучше в мире, чем в России. Стоить заметить, что к примеру «колонна Виноградского» хорошо описана на многих языках, а на русский мне пришлось делать перевод схемы ее устройства самому.

Видеть живую систему — значит понимать способ устойчивых связей порождения, распространеия и редукции живого вещества. Проектировать живые системы – значит быть способным локально «укоренить» связанные между собой процессы порождения, распространеия и редукции живого вещества. Каждый раз используя термин «живое вещество», я припонинаю Вернадского, предложившего этот термин, и термину еще только предстоить стать понятием. Вместе с развитием задач ремонта биосистем, а иногда и задач построения новых биосистем растет запрос на новый органон для мира живых систем.

Теперь о понятии «антропобиоценоз» и о том, что значит проектировать такие объекты. На самом предельном уровне вопрос об «антропобиозенозе» это вопрос о месте человека в мире. Кроме извечной сложности этого вопроса за последние 15 лет добавились несколько фактров, которые делают вопрос еще более экзистенциальным. Это развитие роботизации, виртуальной реальности и искусственного интеллекта. После проигрыша человека в шахматы еще можно было утешать себя, что остается великая игра Го, в которой число вариантов не обсчитываемо и которая проявляет уникальную индивидуальность игрока. Но эта надежда просуществовала очень недолго. Если вопрос о месте человека в мире будет ставиться так «Чем должен заниматься человек?» подразумевая дополнительное условие «что недоступно другим или что делается им лучше всех», то выясняется, что роботизация отбирает у человека «низ», а искусственный интеллект «верх» привычного пакета деятельностей. На что может надеяться человек в этих новых условиях? И еще фактором является, что с точки зрения биоценозов элемент без полезный функций подлежит … ну сами понимаете. А как будет оформленн этот процесс уже вопрос истории, то ли глобальными инфекциями, то ли климатическими или техногенными катастрофами, то ли разными процессами «автолиза», присущими самому человечеству.

Предложенные мною представления о мире живых систем можно принять, только за то, что они дают надежду на осмысленный ответ на вопрос о роле человека в мире. Но придется поменять многие привычные способы мышления.Итак, человек должен найти свое место в мире, как это сделать? В первую очередь, перестать искать ответ на обратный вопрос, перестать искать место мира в антропоцене.

Если принять представления о живых системах, у человека есть уникальная функция. Человек может собирать на территории лучшие гены. Это особая функция сегодня опирается на новые хранилища, библиотеки и коллекции генетического материала. Кстати, города, регионы и страны уже делятся на те, которые занимаются биополитикой, и которые претерпевают ее воздействие.

Выше, я уже кратко негативно охарактиризовал схему «человек-среда», так как такая схема не дает увидеть собственно «биоценоз», живую систему с участием в ней человека. Вместе с этой схемой придется пересмотреть значительную часть экологических представлений и сложившихся методов работы, в том числе социальные формы природозащитных и природоохранных мер, а территориальные решения вроде заповедников, особоохраняемых территорий вообще инструментарий 19 века.

Подавляющая чать в узком смысле «экологических» представлений не допускает рассмотения эффекта состоявщейся коэволюции человека и представлителей самых отдаленных природных царств (грибов, микроорганизмов, начекомых и растений).
А я могу утвержлать, что разрешение глобальных проблем возможна на пути нового шага коэволючии живого, желательно что бы эта коэволюция шла, включая человека, а не исключая его. Но значительную часть вопросов можно будет решить уже за счет анализа сформированных к настоящему моменту коэволюцией сообществ организмов и общих для них процессов.

Принцип коэволюции живого очень важен для задач проектирования биоценозов. Будь то проектирование городского ландшафтта, усадьбы или рекультивация постпромышленных территорий. Через анализ этих исторических процессов совместной эволюции различных живых организмов вместе с человеком можно понять кто «за существоание» и «за долгую жизнь» человека. Составьте свой собственный список – кто за вас? И, поверьте, в этом списке не будет врача из поликлиники.

Уникальная роль человека в мире – это роль строителя антропобиоценозов, в рамках кторой он может 1. Собирать лучшие гены и 2. Соорганизовывать их эффективным образом в устойчивые живые системы. Эту работу человек может делать на своей земле, с опорой на роботизацию, локальное произвордство и различные умные сети. Я называю эту работу Земеделие, том первичном значении слова, о котором забыли.

Для успеха такого предприятия потребуется перезапуск системного мышления о природе, о живом и о месте человека в мире живых систем.
Георий Афанасьев
октябрь
2019 Лесные сады

Запись опубликована в рубрике Общий дизайн. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий