Форсайт на 100 лет

На странице 39-40 доклада о планах на 100 лет мой небольшой текст об антропобиоценозах. https://globalaffairs.ru/…/doklad_forsajt-stoletiya.pdf…

Сборочная группа проекта:
Павел Лукша, Николай Ютанов, Иннокентий Андреев
Авторы: Павел Лукша (ведущий автор),
Иннокентий Андреев, Николай Ютанов, Георгий Афанасьев,
Сергей Градировский, Дмитрий Холкин, Михаил Югай, Екатерина Ютанова
Научный редактор доклада: Николай Ютанов
Выпускающий редактор: Екатерина Лукша
Художественный руководитель проекта: Андрей Мартыненко

Если посмотреть на проекты развития и инновационные про-
екты, то заметно, что они обычно концентрируются на техно-
логических инновациях. Каждый из них строится на презумп-
ции, что что опорой дальнейшего развития мира будет
оставаться технологическое ядро. Именно это утверждение
я ставлю под сомнение в столетнем горизонте. В любом раз-
витии есть ведущий процесс, который подчиняет себе сопря-
жённые подпроцессы — и я считаю, что технологии таким
ведущим процессом быть перестанут. На смену им приходит
работа с живыми системами, включающими в себя человека.
Текущая повестка дня состоит в том, что технологическая
работа человека меняет климатические условия и создаёт
риск для привычной нам жизни на планете. При этом, когда
обсуждаются угрозы и перспективы климатического кризиса,
биосфера описывается как страдающая, пассивная часть.
В той истории, которую сейчас рассказывает себе челове-
чество, сам человек технологическим переосвоением пла-
неты меняет систему климата, «губит природу», сокращает
биоразнообразие. Этот нарратив нуждается в переосмысле-
нии. С точки зрения антропобиоценозов, нет непосредствен-
ного воздействия человека на климат. Оно всегда делается
посредством воздействия человека на биосистемы, которые
впоследствии влияют на климат. Условия жизни на нашей
планете уже миллиарды лет формируются за счёт работы
живых систем — они регулируют образование горных пород,
состав атмосферы и океанов.
Следовательно, принятый сейчас путь — изменить техноло-
гии, снизить выбросы и защитить биосистемы, — не явля-
ется верным. Необходимо перепроектировать сами живые
системы, учитывая, что они являются средой для жизни.
Это востребует совершенно другой инструментарий работы.
Некоторые показательные принципы антропобиоценоза
можно назвать сейчас, и важнейшим из них является то, что
процессы жизни и производства не должны осуществляться
на разных площадках. Технологическая парадигма пред-
усматривает, что есть завод и есть слобода при заводе,
есть промзона, и есть жилая зона. Но в идее живых систем
важно знать, что пространство производства, основанное
на живых системах, едино с пространством жизни.
Подходы к реализацию этого принципа есть уже сей-
час — это «локальное производство», «производство на

месте потребления». Мир ищет, как смягчить недостатки
современного уклада. Необходимо сформировать систему,
в которой реализуется полная взаимосвязь всех произ-
водственных процессов, утилизации и воспроизводства на
одной территории. Минимальный размер этой территории
ещё стоит определить, поскольку именно такие террито-
рии определяют единицы нового, наконец-то осмыслен-
ного, а не случайного пространственного деления. Единица
пространственного деления — это территория, на которой
возможен целостный биоценоз и антропобиоценоз. Раньше
административное деление было завязано на экономику,
историю, этнические границы. Теперь границы пора про-
водить по границам живых систем.
Какие мировые проекты в этой области реализуются? Мы
видим, в первую очередь, инфраструктурные проекты для
нового уклада антропобиоценозов. Например, программы
сбора полных коллекций семян дикоросов и растений мира,
Такие программы можно было бы назвать «Вавилов 2.0.»,
так как Николай Иванович Вавилов собирал культурные
растения и их прародителей, а в 2000 году была объявлена
программа сбора всех дикорастущих растений мира. Появ-
ляются генетические коллекции, которые станут основой для
библиотеки генов. Лидерские позиции здесь занимает Вели-
кобритания, которая начала эти программы ещё в девятнад-
цатом веке.
Другая инфраструктура, ещё плохо сформированная, это
«штрих-код жизни» — введение в цифровой мир биологиче-
ских коллекций, создание доступного языка генетического
анализа, идентификации и проектирования. Цифровизация
доступа к генетическим коллекциям открывает платформу
для новых проектов. И третий компонент — это проекты типа
«Биосферы-2», «Биоса-3», проекты, связанные с имитацией
в закрытых пространствах закрытых самоподдерживаю-
щихся биосистем. Они, в первую очередь, носили характер
обеспечения нескольких крупных военно- политических
решений — космических путешествий, подводного плавания
с длительным погружением, подземных городов и бункеров.
Целью заказчиков было создание замкнутых независимых
систем на случай ядерной вой ны. Но в ближайщие время
заказчиком контролируемых биоценозов на ограниченной
территории может стать весь мир

В условиях парадигмы локального производства и локаль-
ного потребления 100% товаров, товаром нового мира
становятся не материалы и отдельные продукты, а набор
ключевых решений производства и воспроизводства самой
жизни на определённых территориях — связывание чело-
века, животных, растений и остальных живых существ на
территории отношениями взаимоподдержки.
Сейчас, когда человек рождается, он куда-то попадает
достаточно случайным образом. Можно представить себе
ситуацию, когда среда и в первую очередь живые системы
пребывания человека проектируется осознанно для макси-
мального благополучия человека и экосистем.
Это потребует другого городского строительства и нового
типа жилья. Потому что сейчас из города намеренно уда-
лено всё живое и введено некоторое количество декоратив-
ных растений, которые только тратят общественные ресурсы.
Хотя современное жильё является идеальным местом для
производства продуктов питания — салатов, проростков,
микрозелени, грибов, культур микроорганизмов. Отдельное
жильё обладает ресурсами углекислого газа, воды, тепла.
В ближайшие годы следует поддержать не промышленное
городское фермерство (многоэтажные фермы, создающих
большую экологическую нагрузку на город дополнительной
массой концентрированных отходов), а распределённое
производство по отдельным жилищам продуктов питания
и всего, что требуется человеку.
Это решает несколько проблем: снимается тяжёлый груз
логистики, хранения и перевозок в крупных городах,
настраивается полная утилизация бытовых отходов, резко
повышается устойчивость таких мегаполисов к катастро-
фическим событиям — люди перестают быть заложниками
районов- мышеловок.
Но это создаёт запрос на новую социальную и политическую
модель. Граждане становятся независимыми от централь-
ных инфраструктур и управление должно строиться уже не
на страхе людей, что их отключат от всего необходимого.
Как когда-то перешёл переход от рабства и крепостного
права к свободному труду, так и здесь будет новый переход
(название которому пока не придумано), который сформи-
рует новое качество экономической системы. Этот скачок
нужен цивилизации. Те страны, которые могут жить в этой
новой реальности, получат глобальное преимущество.
Ведущий процесс в виде проектирования и выращивания
антропобиоценозов не отвергает информационные и инже-
нерные технологии, а перестраивает их под себя. Совре-
менная ситуация такова, что все биотехнологии строят по
модели «хорошей машины».

иореактор — это стерильная установка, где работает
один выделенный гриб или бактерия. Но работа с живыми
системами — это опора на устойчивое множество.
Только нестерильное, богатое сообщество живых организ-
мов может дать описанные системные эффекты.
И вот для этого нужен искусственный интеллект и боль-
шие данные. Объёмы информации, с которыми нужно рабо-
тать — описание связей и взаимодействия в биоценозах
и организмов, где число видов исчисляется тысячами, коли-
чество связей становится больше, чем это можно уловить
без новых информационных технологий. Сейчас это сто-
пор для промышленного агрокомплекса — потенциальные
решения отбрасываются, потому что невозможны для авто-
матизации.
Итак, на 2021 год существует сформированная коалиция
работы с климатической повесткой, где лидирует Велико-
британия и США, принципы этой работы завязаны на кон-
троль выбросов и углеродные квоты. Можно играть в эту
игру, а можно делать следующий шаг, говоря, что тему
углеродных квот выдвигают страны, уже сформировавшие
себе выскотехнологическую индустрию, потребляющую
последний передел углеводродных ресурсов, а теперь
обкладывающие дополнительным налогом страны-
поставщики углеводородов.
Для России есть перспектива сформировать сам рынок
создания и поддержания био– и антробиоценозов.

Запись опубликована в рубрике Общий дизайн. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий